пятница, 2 ноября 2018 г.

Про изучение биографии

За последние 2 месяца мне в сети попались две статьи, которые , буквально , оправдывают мои преступные мысли по поводу изучения (точнее, НЕ изучения) биографии писателей.
Версия первая. Подсмотрена на  ФБВиктор Симаков
На прошедшей неделе с пятым классом был разговор о том, что писатели - живые люди. Обсуждали, могут ли великие и не очень авторы иметь слабости, делать глупости, быть неправы. То есть если автор хочет нам что-то сказать, значит ли это, что сказанное непременно ценно, правильно, серьезно и не может быть опровергнуто.
Два года назад, оказавшись в школе и получив в руки коровинский учебник литературы, я обнаружил, что все авторы, судя по их биографиям, одинаковые. Все они патриоты, сочувствуют униженным и оскорбленным, любят природу, много читают, ценят слово, а половина из них еще и украшена окладистыми бородами. Идеализация авторов стирает разницу между ними. В результате я отказался от изучения биографий перед текстами, ведь связка "биография+текст" слишком напоминает формулу "житие+чудеса" в агиографии, а видеть писателей святыми совсем не хочется. Жития пишутся по шаблону.
В итоге биографии я вводил только по мере необходимости, в том случае, если они как-то пересекаются с текстом, и только в ходе разговора об уже прочитанном.
Мысль о человечности и уязвимости авторов находит у детей отклик очень легко. Без всякой подсказки один ребятенок вспомнил, что Пушкин играл на деньги в карты и матерился, а другой припомнил "сукиного сына" (тут я, положим, подумал, что перегнул палку, и увел разговор в сторону; хотя к нему еще придется вернуться).
Дети не любят памятников. Мысль о том, что кто-то из авторов еще не умер, - уже плюс в его пользу. Между тем, российская культура сильно мемориализирована. Это отдельный разговор: мемориальную культуру в России (от святых источников до мавзолея и вечных огней) надо обсуждать чуть со стороны - как национальный код.
Надо думать о том, как оживлять мертвецов. С мертвецами-памятниками мы далеко не уйдем, а с живыми людьми - со всеми их слабостями и иллюзиями - можно и разговаривать, и обнимать их, а иногда и щелкать по носу, чтобы не заносились.
Недавно на одной страничке в фейсбуке (кажется, радио "Орфей") появился комментарий какой-то тетки: "Почему вы Рахманинова называете просто Сергеем? Он Сергей Васильевич! Что за фамильярность?" Этой женщине уже ничего не поможет, она живет в граненом мире. А у детей шансы есть.
Версия вторая. Статья, подаренная Юлией Борисовной Петрухиной. 
Конечно, друзья, интересно ваше мнение по поводу: изучать или не изучать/ подробно или не очень/ пользоваться ли учебником или монографией и т.д., и т.д.
Ответы в комментариях приветствуются.

2 комментария:

  1. Здравствуйте, Лариса!
    Скажу откровенно: не люблю рассказывать о писателях из серии: родился-учился-женился-умер.
    Да, без этого никуда, но стараюсь "оживить" писателей: рассказываю какие-то интересные факты из жизни того или иного писателя, стараюсь показать, что каждый из них был ЧЕЛОВЕКОМ со своими слабостями.
    Учебники не привлекаю к этому делу. А в 10-11-м классах вообще к ним не притрагиваемся.
    Думаю, одним словом, говоря словами Виктора Симакова, "как оживить мертвецов".

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Добрый день, Ольга. Спасибо за отклик. И я примерно так стараюсь делать. Но червяк сомненья гложет каждый раз, когда в старших классах проходим мимо " важных вех в биографии". Хорошо, что не одинока.

      Удалить