воскресенье, 10 января 2016 г.

Школа коррекции

  Что среди общеобразовательных школ есть и коррекционные, думаю, слышали многие. А вот что это конкретно такое, как туда попадают дети, что с ними там делают, знают не все.
Для начала надо знать, что в  стране существуют коррекционные  школы 8 видов:
I вид - дети неслышащие,
II вид - дети плохослышащие и позднооглохшие,
III и IV вид - дети с нарушением зрения,
V вид - дети с тяжелой речевой патологией,
VI вид - дети с нарушением опорно-двигательного аппарата,
VII вид - дети с задержкой психического развития (ЗПР),
VIII вид - дети с умственной отсталостью.
  В школах 1-7 вида у детей сохранный интеллект, а вот в 8 виде - интеллект нарушен. Но так или иначе, цель данных школы - социализация детей с нарушениями в развитии. Естественно, что с ними работают и специалисты по коррекционной педагогике (тифло- и сурдопедагоги), логопеды, учителя ЛФК и т.д. На эту коррекционную работу в оплачиваемой государством сетке отводится немало часов. Вся эта работа стоит после основного расписания.
   Сейчас много говорят об инклюзивном образовании, когда детей с ОВЗ (особыми образовательными нуждами) будут в массовые школы "высаживать". Это , наверное, здорово, но при определенных  условиях:
-  к таким детям должен быть прикреплен педагог, который сможет помочь им разобраться в происходящем на уроке;
- каждая школа должна быть оборудована пандусами , лифтами-подъемниками, чтобы дети с ДЦП, например, могли спокойно передвигаться по зданиям;
- каждый класс должен быть  оборудован различной техникой, чтобы педагог не задумываясь напечатал бы любое задание для любого ребенка ( а в библиотеках можно было бы найти книги с азбукой Браиля, например)...
   В Перми  инклюзивный класс впервые был организован в 1999 году и проработал много лет. Вел его мужчина, который не имел пед. образования . Именно он не побоялся посадить вместе в класс детей с несильным ДЦП, детей с умственной отсталостью (3-4 ребенка на 16 чел. в классе) и сначала 3 года, а потом 4 работал с ними. Правда, потом детей с умственной отсталостью все же переводили к нам в кор. школу 8 вида, но эти дети на порядок выше были по поведению, по готовности  воспринимать материал. Мне кажется, что уже лет 5-6 эта "иннновация" исчезла. А жаль. Был хороший опыт в городе.
   Я проработала 14 лет в коррекционной школе VIII вида и рассказать могу с точностью именно про этот вид. Так как там обучаются дети с недостатком интеллекта, то и на выходе они не сдают ни ЕГЭ, ни ГИА. Единственный экзамен, к которому их готовят с 5 класса - это трудовое обучение. Чему учат на трудах? Все зависит от того, какой преподаватель имеется в наличии. Девочек, как  правило, обучают швейному делу.У мальчиков - столярное и слесарное производство ( в одной школе даже обувному делу обучали). После окончания школы наших детей старались пристроить в училища. Но на швею,  столяра и слесаря их теперь не берут. Учат на штукатура-маляра, резчика по дереву, повара (как правило только до уровня посудомойки дети доходят) и , пожалуй, все. (Но это я про Пермские ОУ пишу, возможно, в столице совсем не так все и плохо.)
   Для того, чтобы попасть в кор. школу 8 вида, надо пройти  психолого-медико-педагогическую комиссию (ПМПК). На нее направляют  из массовых школ детей, которые не справляются с программой обучения. Очень часто гуляющие дети, дети с девиантным поведением запускают обучение и , как правило, также попадают в С(К)ОУ 8 вида. Но в последнее время, после перехода школ на подушевое финансирование, стараются всяких детей держать у себя. В кор. школы 8 вида теперь берут и аутистов, и с синдромом Дауна, и совсем необучаемых ребятишек. С каждым годом контингент все тяжелее.
  Коллеги спрашивали, а можно ли поучиться в кор. школе и вернуться обратно. На моей памяти такое было 1 раз, и то, ребенок пришел в 5 класс кор. школы и вернулся только благодаря огромным усилиям родителей через полгода. Наше общество, к сожалению, таково, что , попав однажды в кор. школу VIII вида, ребенок получает навсегда клеймо "дурака" и "дебила". (Именно поэтому, многие адекватные дети тщательно скрывали, что они учатся в такой школе. )  Вернуться обратно нельзя, т.к программа кор. школы сильно отличается от массовой. Например, по русскому языку дети проходят примерно материал  до 5 класса. Ничего нет о причастиях и деепричастиях, совсем чуть-чуть о числительных и наречиях, только личные местоимения. А уж правописание - облегченный вариант: в основном только правила, изучаемые в нач. школе. Зато ежегодное повторение правописания безударных гласных в словах, непроизносимых и удвоенных согласных, пунктуация в сложных предложениях, в предл. с однородными членами и обращениями  давало свои результаты.
    Параллельно с учителем русского языка с 1 по 7 класс  работал логопед. Все контрольные диктанты сначала прописывались с логопедом, а потом уже на уроках.  (Иногда я  для чистоты эксперимента не давала диктант логопеду, а писала с ребятами сама. После диктантов все мышцы от правильной декламации просто болели :))) А вот это я перенесла и в массовую школу: ребенка, который диктантов не пишет (в каждом классе есть такой), на диктант сажаю прямо перед собой на первую парту. Помогает.
   В программе по чтению много маленьких рассказов, на 1 урок: прочитал, разобрал, пересказал и получил оценки. Почти после каждого текста задание на пересказ. А когда в классе сидит до 10-12 человек, то за урок можно прослушать всех. Самое важное, научить детей эти пересказы составлять. Брали для этого подробный план, вводили туда только существительные или только глаголы, или выписывали грам. основы. А еще много рисовали. Такой прием, как составление диафильма очень нравился детям: нарисовали, и рассказать подробно было уже легко.
   Большой плюс: в русском много уроков и заданий на развитие устной и письменной  речи. Если изучаем синтаксис, то на согласование слов в предложениях и словосочетаниях, на составление предложений разных конструкций, на придумывание диалогов  половина материала в учебниках.
  Однако если перед родителями стоит вопрос о том, перевести ли ребенка в кор. школу 8 вида или нет (а ребенок явно не тянет программу массовой школы), то надо просто найти классную кор. школу. Например, в той, где я работала, по первости было все здорово с кор. работой. В школе была бесплатная продленка, во время которой логопеды, учителя ЛФК и психолог брали детей на занятия и индивидуальные консультации. У каждого воспитателя была разработана программа по коррекционной работе с ребятами класса. Психолог вела разные уроки в нач. школе, на которых работала с учениками над коррекцией из мыслительных процессов. К этому были бесплатные кружки и спорт. секция. К сожалению, в связи с подушевым финансированием и "обязаловкой" платных услуг все кануло в лету. Но если есть школы, где все это осталось, то туда надо идти не задумываясь. Тем самым родители спасут психику своего ребенка, поднимут его самооценку и смогут простроить его будущее. Конечно, все это при наличии хороших специалистов и неравнодушных педагогов.

Почитать про умственно-отсталых детей можно у С. Л. Рубинштейн "Психология умственно отсталого школьника".


  

2 комментария:

  1. Ох, Лариса, непростую тему Вы затронули. Но как тепло Вы пишете о школе, в которой проработали 14 лет. Думаю, Вам было тяжело морально. Учителя, работающие с иными детьми, безусловно герои.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Даже не знаю, было ли тяжело морально... Просто смотрела на этих детей как на совсем обычных. Мне все же повезло, т.к. работала с нетяжелыми детками. Они совершенно адаптивные к обыденной жизни были. И в конкурсах мы участвовали, и видео снимали, и творческие проекты с ними делала. Правда, в основном делать все самой приходилось, но это было здорово и интересно. Однако к концу 14-ого года поняла, что устала все тащить на себе, и я ушла. От полного минуса к полному плюсу (отборные дети в физ.-мат. школу )))) Но дети везде дети. А работать творчески возможно везде. Вот две истины, которые я вынесла оттуда!

      Удалить